Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ФЕНОМЕН НОВОГО ПОГРАНИЧЬЯ РФ

 
1. ИСТОРИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАНИЦ РОССИИ И СССР В XX В.

Приступая к анализу означенной проблемы, следует уточнить, что мы стремимся выяснить эволюцию подходов (концепций) в отечественном обществознании по отношению к таким вопросам, как принципы определения и изменения государственной и административной (внешней и внутренней) границы. В рамках этого будут затронуты дискуссии, которые разворачивались в отдельные периоды XX в., а также их связь с эволюцией правовой базы. Вместе с тем без краткого исторического экскурса обойтись нельзя.
Процесс складывания единого пространства, которое стало территориальной основой для позднейшего размежевания и образования новых границ, имеет длительную историю. Вот лишь некоторые штрихи процесса образования этого пространства. С 1654 г., когда Переяславская Рада утвердила договор о переходе Полтавщины, Киевщины, Черниговщины, Подолии и Волыни, началось воссоединение Украины с Россией. После заключения Ништадтского мира со Швецией Россия присоединила Ингерманландию, Лифляндию, Эстляндию и часть Карелии. В 1720-х гг. после заключения Петербургского договора Россия присоединяет Дербент (он еще несколько раз будет входить в нее и выходить из ее состава) и западный берег Каспия. В период с 1731 до 1860-х гг. происходило постепенное присоединение к России казахских жузов. В 1770-е гг. произошло присоединение к России Крыма и части Северного Кавказа. В 1783 г. был подписан Георгиевский трактат с царством Картли-Кахети, с которого началось вхождение Грузии в состав Российской империи. В результате второй и третьей Петербургской конвенций о разделе Польши к России отошли Белоруссия, часть Украины, Литва, Курляндия. С конца XVIII в. началось присоединение территории, населенной азербайджанцами, а с 1791 г. - Бесарабии. По Адрианопольскому миру с Турцией к России отошло черноморское побережье Кавказа. Во второй половине XIX в. к России были присоединены части Коканда, Бухары, и Хивы.
Административные границы этих территорий менялись в зависимости от изменения внешних границ, но еще в большей степени от внутренних административно-территориальных преобразований. Так, казахи Младшего и Среднего жузов входили в состав Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторств, затем были переподчинены Степному генерал-губернатору. Казахи Старшего жуза входили в состав как Степного, так и Туркестанского губернаторств. Мангышлакские казахи в это же время подчинялись кавказским начальникам, а казахи Букеевской орды - астраханскому губернатору.
В то же время по отношению к казахам Россия выполнила консолидирующую функцию, объединив их в составе одного государства. По отношению к иным этносам она могла играть прямо противоположную роль. В результате войн России с Ираном и Турцией разделенными оказались азербайджанцы и армяне136.
История формирования границ Российской империи имеет принципиальное значение еще и потому, что во многом уже до XX в. были заложены контуры тех новых границ, которые оформились в качестве государственных на постсоветском пространстве в конце XX в.
Феномен новых границ, или иначе - границ между вновь образовавшимися в результате развала СССР пятнадцатью международно-признанных независимых государств, имеет ряд аспектов: характер, формирование, легитимность и другие. В значительной степени границы пространств этих государств определяются административными границами в рамках пребывания в составе Русского государства, Российской империи и СССР, т.е. "постсоветское пространство" определяется "советским пространством", а оно в значительной мере - "имперским пространством"137. Формирование этого пространства определялось присоединением (добровольным вхождением, завоеванием и т.п.) к России, а затем и СССР соседних территорий и народов.
Заметим, что присоединение к России народов не всегда сопровождалось юридическим включением в свой состав населенных ими территорий, и наоборот, присоединение территории не всегда означало присоединения народов. А как крайний случай, потеря территории могла означать присоединение населения138.
Следует учитывать, что изменениям во времени были подвержены международно-правовые нормы, а, следовательно, и принципы разграничения139. Так, в условиях феодального общественного устройства доминировали представления, согласно которым территория государства рассматривалась в качестве собственности верховной власти. Известно немало случаев продажи, обмена, заклада, отдачи в приданное и завещания земель монархами. Такой подход фиксируется в договорах России с другими государствами до XIX в., когда территория государства стала рассматриваться уже территорией, на которой осуществляется власть. То есть "основанием принадлежности территории признавалось осуществление власти в ее пределах".
И только в XX в. этот подход был дополнен принципами запрещения угрозы или применения силы, неприкосновенности и целостности государственной территории, нерушимости границ и признании права наций на самоопределение140. Отношение к последнему принципу, по нашему мнению, является индикатором дискуссий по вопросу формирования границ, во всяком случае, в отечественной литературе. Обуславливалось это как полиэтничностью России, а затем СССР и постсоветских государств, так и различными теоретико-методологическими схемами, существовавшими в науке и практической политике.
Фактор зависимости социальной стабильности и территориальной целостности государства от национально-территориального деления столь существенен, что в постсоветской России, наряду с предложениями проведения государственной пограничной политики в зависимости от интересов субъектов Федерации141, появились проекты полного отказа от принципа национально-территориального деления и замены его территориальным принципом. В соответствии с последним, деление должно производиться в зависимости не от этнического состава населения, а от его численности и размеров населенной им территории142.
Уже в начале XX в. в программах политических партий России появилось положение о необходимости предоставления различным национально-территориальным объединениям определенной автономии. Определенной популярностью у европеизированной интеллигенции пользовались идеи кадетов о необходимости преобразования унитарной Российской империи в федерацию143. Согласно измененной вторым съездом партии народной свободы (январь 1906 г.) программы, российское законодательство должно было "гарантировать всем населяющим империю народностям : права свободного культурного самоопределения" (п. 11), а также "должен быть открыт правомерный путь в порядке общественного законодательства для установления местной автономии" (п. 24). Особо оговаривалась необходимость предоставления скорейшей автономии Польше и Финляндии (п. 25, 26), причем "границы между Царством Польским и соседними губерниями могут быть исправлены в соответствии с племенным составом и желанием местного населения" (п. 25)144. Уточняя положение программы, С. Котляревский в "Полярной звезде" отмечал, что необходимо сначала распространить на всю Россию местное самоуправление, "и лишь тогда могут определиться подлинные потребности различных национальностей и областей"145.
Таким образом, кадеты выдвигали требования трансформации унитарного государства в федеративное, причем субъекты федерации могли самоопределяться как по этническому, так и по территориальному признакам, главным же условием самоопределения являлось волеизъявление населения. Эти идеи нашли горячую поддержку у интеллигенции мусульманских регионов Российской империи, требования автономии которых зачастую выходили за рамки, предложенные кадетами146. Среди них были широко распространены идеи создания пантюркистского или панисламистского союза с возможным его отторжением от России147. Идеи автономизма и национализма поддерживались на теоретическом уровне работами профессиональных историков. Так, три из семи методологических принципа П.Н. Милюкова касались национальной идеи148.
В то же время, идею федерализации России нельзя считать доминировавшей в российской общественной и политической мысли. Даже среди либеральных течений было много сторонников унитаристского устройства, гарантировавшего, по их мнению, территориальную целостность государства. Так, первый же пункт программы "Союза 17 октября" предусматривал "сохранение за ее [России] государственным строем исторически сложившегося унитарного характера"149.
В среде российских социал-демократов до Первой мировой войны сосуществовали идеи федерализма и централизма. А позиции их лидеров по этому вопросу претерпевали определенную эволюцию в зависимости от изменения текущих задач русской социал-демократии. Так, в одной из работ В.И. Ленин писал, что европейская буржуазия, проповедуя идеи национализма, пытается отвлечь пролетариат от классовой борьбы150. В другой своей работе он ратовал "за централизацию и против мещанских идеалов федеративных отношений"151. В данном случае В.И. Ленин и его соратники фактически поддерживали идею унитаризма России, поскольку она не противоречила идее единого пролетарского государства.
В то же время В.И. Ленин подчеркивал позитивность азиатского национализма152. Кроме того, российские большевики еще в 1912 г. на Базельской конференции выдвинули лозунг перерастания грядущей империалистической войны в гражданскую, которая должна была привести к образованию Соединенных Штатов Европы153 - "республики все более централизующей силы данной нации и данных наций"154.
Параллельно в среде русских социал-демократов высказывались и иные мнения. Уже в первой программе РСДРП признавалось право на самоопределение за всеми нациями, входившими в состав государства155. Наконец, в статье В.И. Ленина "Социалистическая революция и право наций на самоопределение" два, казалось бы, несовместимых тезиса - стремление к централизации власти в будущем пролетарском государстве и признание права наций на самоопределение - оказались соединенными в единой схеме. Под правом на самоопределение В.И. Лениным понималось теперь "решение вопроса об отделении референдумом отделяющейся нации", но оно не означало требования "отделения, дробления, образования мелких государств". Наоборот, "признание самоопределения не равносильно признанию федерации, как принципа". Самоопределение, по Ленину, - это временный процесс, "переходный период", который должен привести к неизбежному слиянию наций156.
Таким образом, уже на этом этапе в концепции российских социал-демократов существовали серьезные противоречия по вопросам национально-государственного строительства, которые позже вылились в сочетание не сочетаемых элементов - федерализма и унитаризма (централизма). При этом для полного самоопределения, по мнению одного из идеологов социал-демократии Л.Д. Троцкого, признавалось необходимым, "чтоб были уничтожены расщепляющие их ныне на части государственные границы; нужно, чтоб рамки государства (как хозяйственной, а не национальной организации) раздвинулись, охватив всю капиталистическую Европу, изрезанную таможнями и границами и раздираемую ныне войной"157.
Таким образом, в среде русской либеральной и социал-демократической интеллигенции по вопросам возможного изменения границ накануне Февральской революции существовали следующие подходы:
− оставить Россию в границах 1913 г. без предоставления внутренней автономии или с предоставлением таковой некоторым областям (российский вариант европейского социал-демократического подхода status quo ante)158;
− предоставление автономии регионам по результатам плебисцита, который может являться основанием и для изменения административных границ;
− предоставление государственного суверенитета самоопределяющимся нациям;
− слияние в перспективе всех европейских наций в одну, условием чего должно было стать преодоление межгосударственных границ и образование некой Единой Европы159.
В среде сторонников самодержавия господствовало мнение о необходимости сохранения государственного суверенитета и территориальной целостности России, либо даже приращения территорий на правах будущей державы-победительницы за счет включения ряда балканских, придунайских и даже малоазийских территорий160. Причем эти идеи поддерживались и частью русской либеральной интеллигенции161. В вопросе о судьбе других многонациональных государств, российские дипломаты выступали за признание права на самоопределение за входившими в них этносами162.
Следует выделить и еще одно направление, представители которого последовательно отстаивали принципы примата расовой, конфессиональной и/или этнической принадлежности. Все эти течения получили приставку "пан-": панславизм, панисламизм, пантюркизм.
Ярким выразителем идей панславянской конфедерации под эгидой России еще в XIX в. выступал известный русский историк и философ Н.Я. Данилевский. Его отправным тезисом служило положение, о том, что "Всякая народность имеет право на самостоятельное существование в той именно мере, в какой сама его создает и имеет на него притязание"163. По его мнению, Россия и славянские народы органически несовместимы с остальной Европой и, находясь на грани неминуемой войны с Европой, должны объединиться. Условием такого объединения и в панславянском союзе, и в остальной Европе служит патриотизм, но у славян - это этнокультурный патриотизм, а у европейцев - политический.
Генеральной идеей пантюркистов служил тезис о необходимости создания Тюркской Федерации (либо в составе России, либо под эгидой Турции, либо в качестве самостоятельного образования). Близким к нему было панисламистское течение, но оно предполагало образование не светского, а религиозного государства, естественно, вне православной России164. Причем многие представители национальной интеллигенции были согласны и на автономию в составе России вне тюркской или исламской федерации165.
В 1917 г. второе (первое коалиционное) Временное правительство заявило в декларации, что намерено отстаивать мир без аннексий и контрибуций с гарантией права на национальное самоопределение166. Декларация таковой и осталась, более того, вскоре автономизм стал рассматриваться в качестве сепаратизма, вызывавшего негативные последствия для самих самоопределяющихся народов. Такую же позицию занял и Петроградский Совет. Так, в беседе с М. Чокаевым председатель Петросовета Н.С. Чхеидзе говорил: "Автономия такой стране, как ваш Туркестан, где население совершенно другой культуры, крови, языка и религии, это будет верным шагом к сепаратизму, а сепаратизм вне революционной и демократической России будет не в пользу вашему народу"167.
Однако даже декларации оказалось достаточно, чтобы на I Всероссийском мусульманском съезде, проходившем в мае 1917 г., была принята резолюция о преобразовании России на национально-территориальных федеративных началах168. Аналогичные решения принимались и различными съездами западных национальных окраин России169.
Дальнейшее развитие вопросы об автономизации, суверенизации и т.п. получили после прихода к власти большевиков. Уже в первом официальном документе Советской России - декрете "О мире" этносы выступали в качестве источников и носителей международного права. Предлагая заключить перемирие на 3 месяца и провести переговоры о мире, Декрет предусматривал, что официально этот вопрос может быть решен лишь "представителями всех без изъятия народностей или наций, втянутых в войну или вынужденных к участию в ней". В Декрете предлагалось заключить мир без аннексий и контрибуций, причем под аннексией понималось, в том числе, и удержание этнической группы и населенной ею территории в составе государства170. Еще более конкретно право наций на выход из состава государства было провозглашено в "Декларации прав народов России" (2 (15) ноября 1917 г.), здесь же декларировалось и право на "свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России"171.
Правда, высказывались и идеи совместить этот принцип с принципом "чем владеешь, тем и владей". В частности, в проекте, разработанном и представленном 12 марта 1919 г. представителем правительства США Буллитом и правительством РСФСР, отмечалось, что "все существующие де-факто правительства в России и Финляндии сохраняют власть на принадлежащей им территории, исключая случаи:, что народы, обитающие на территории, управляемой правительством де-факто, сами пожелают переменить правительство"172.
Но в условиях гражданской войны этот принцип не стал, и не мог стать, основополагающим. Наоборот, первые три месяца после октября 1917 г. серьезно изменили существовавшие принципы международных отношений, в том числе решения пограничных проблем. В это время абсолютно, да и долгое время затем преимущественно, во внешней политике Советского государства доминировал принцип классового интернационализма, а не национально-государственного суверенитета. В своей статье "Два года внешней политики Советской России" нарком иностранных дел Г.В. Чичерин писал: "Советское правительство свободно бросало трудящимся массам всего мира свои революционные лозунги, призывало измученные народы к борьбе против войны, провозглашало и проводило не на словах, а на деле принцип самоопределения трудящихся всякой народности, уничтожало тайную дипломатию, резко порывая с империалистической традицией как публикацией секретных договоров, так и отказом от всех соглашений, в которых выражалась империалистическая политика царизма"173.
Первоначально на практике реализовывался лишь первый принцип - право на свободный выход из состава России. В течение периода с декабря 1917 г. по январь 1919 г. ВЦИК и СНК признали независимость Польши, Финляндии, Украины, Эстляндии (Эстонии), Латвии, Литвы, Белоруссии174, правда, предусматривалось и предоставление советскому правительству прав беспрепятственного транзита по всем железным дорогам и через все порты этих государств175.
Право на создание автономии в составе РСФСР было закреплено ст. 2 Конституции 1918 г.176. Вместе с тем право на автономию в составе Советской России некоторое время не было реализовано. Более того Наркомнацем в 1919 г. была выпущена брошюра "Национальный вопрос и Советская Россия", где подчеркивалось, что "в программе говорится не о национальном самоопределении - лозунг совершенно расплывчатый, а о лозунге более отчеканенном и ясно определенном - о праве народов на государственное отделение. Это две вещи разные"177. Лишь 19 мая 1920 г. был принят декрет ВЦИК и СНК РСФСР "О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики"178, которая стала первой автономией в составе РСФСР179. В том же году были утверждены автономии Татарии и Киргизии (Казахстана)180. О характере автономии можно судить, например, по тексту "Обращения Киргизской (Казахской) АССР ко всем автономным республикам и областям РСФСР" (октябрь 1920 г.), в котором подчеркивалось, что "экономическое и культурное освобождение не мыслится нами как обособленное и сепаратное существование : принцип автономности не должен делить нас на ряд мелких обособленных групп и отгородить от общепролетарского движения"181.
Вместе с тем, значительная часть партийных и государственных лидеров, в том числе И.В. Сталин, выступала за возможно более крупное территориальное объединение. Это выразилось в проектах и практике создания Татаро-Башкирской и Горской республик, Татарстана; в отрицательном отношении к Белорусской республике, в срочном порядке преобразованной в Литовско-Белорусскую, в объединении закавказских республик в Закфедерацию182.
Таким образом, появился новый фактор разграничения - многочисленность самоопределяющегося населения и значительность размеров занятой ими территории. Этот фактор нашел развитие в этнической иерархии, озвученной И.В. Сталиным на XV съезде ВКП(б) и ставшей затем на долгие годы доминирующей: этносы делились на народности, народы и нации. Различия между ними определялись степенью индустриального развития и политической самоорганизации той или иной этнической группы183. Причем только нации могли претендовать на государственную независимость184, народы - на автономию, а народности - лишь на создание туземных советов. Права малочисленных этнических групп на организацию внутреннего самоуправления были защищены посредством создания Комитета содействия народам Севера при Президиуме ВЦИК, но уже в середине 1930-х гг. он был упразднен185.
Важные аспекты формирования концепции границ высвечивают взаимоотношения Советской России с другими государствами. Показательны в этом плане союзные договора с другими советскими республиками. Россия отказывалась от собственности в этих республиках принадлежащих ей и ее гражданам земель, недвижимого имущества, инвентаря и сооружений, а государственной границей признавалась линия, разделяющая государства на момент подписания договоров. Особо оговаривалось, что территории, "аннексированные бывшими российскими правительствами", с согласия местного населения отходят к национальным республикам186.
Принципы демаркации и делимитации государственной границы наглядно демонстрируют союзные договоры РСФСР со среднеазиатскими Советскими республиками - Хорезмской Советской Народной Республикой (договор от 13 сентября 1920 г.) и Бухарской Советской Республикой (договор от 4 марта 1921 г.). По ним, РСФСР признавала утратившими силу договоры, заключенные бывшими правительствами России, с одной стороны, и правительствами Хивинского ханства и Бухарского эмирата, с другой. Ст. 10 договора РСФСР с ХНСР определяла принципы реального разграничения следующим образом: "при проведении и установлении границы в натуре упомянутая комиссия [по разграничению] руководствуется национальными и экономическими признаками, придерживаясь по возможности естественных рубежей, причем населенные пункты должны входить целиком в состав одного государства. В тех случаях, когда граница проходит по озерам, рекам и каналам, она проводится, по середине этих водных пространств"187.
При разграничении учитывались и права этнических групп - среднеазиатских - в России и русских - в среднеазиатских республиках. Основанием для определения государственной принадлежности населенных ими территорий и их гражданства являлось решение съездов этих диаспор. Так, ст. 13 договора РСФСР с БСР гласила: "Согласно выраженного на Областном съезде Советов русских поселений в Бухаре (октябрь 1920 г.) желания населения всей территории, поселения, подчиненные Исполнительному Комитету вышеозначенного съезда, РСФСР передает БСР со всеми вытекающими отсюда последствиями, отказываясь на вечные времена от всяких прав на них"188.
В отношении разграничения с восточными и западными республиками у РСФСР подходы несколько различались. Вместе с союзными договорами РСФСР заключала экономические соглашения, сущность которых сводилась к возможности беспрепятственной реализации интересов одного государства на территории другого, уничтожении таможенных барьеров и создании единой народнохозяйственной инфраструктуры. Причем многие лидеры РСФСР в отношении европейских Советских республик рассматривали их более значимыми по сравнению с союзными договорами, и принцип экономической целесообразности ставился здесь выше принципа права наций на самоопределение. Например, предлагалось поделить на две экономические области Украину, Белоруссию планировалось включить в состав Западной области с центром в Смоленске, а все Закавказские республики - в одну Кавказскую экономическую область с центром во Владикавказе189.
В отношении западных советских соседей РСФСР не предусматривала их ответственности по прежним договорам России. Так, постановление ВЦИК от 23 декабря 1918 г. подтверждало, что факт принадлежности Эстляндии (Эстонии), Латвии и Литвы "к старой царской империи не налагает на них никаких обязательств"190. Этим РСФСР отрицала принцип "давности" (или исторических претензий) международного права.
Более существенными были различия в построении пограничной политики Советской России с несоветскими государствами. Если режим границы РСФСР с соседними советскими и рядом других государств был мягким, а сами границы, зачастую, были лишь формально делимитированной линией на карте, то режим границы с капиталистическими государствами был чрезвычайно жестким. Регламентации подвергались все процедуры, все статьи экспорта и импорта, ставились под жесткий контроль эмиграционная и иммиграционная политика.
Следует отметить, что в РСФСР не признавался принцип презумпции невиновности, согласно которому "разрешено все, что не запрещено". В практике Советской России этого периода даже формально действовал принцип "запрещено все, что не разрешено". Так, 4 декабря 1920 г. СНК утвердил Временные правила о ввозе и вывозе из-за границы и обратном вывозе за границу иностранных товаров. Согласно этим правилам, к ввозу в пределы РСФСР допускались только товары, приобретенные и разрешенные к ввозу Наркоматом внешней торговли, все иные товары считались контрабандными и подлежали конфискации таможенными учреждениями191. Кроме того Советское правительство в отношениях с западными соседями ставило условием выполнения финансовых обязательств урегулирование территориальных споров. Об этом, в частности, было заявлено на Генуэзской конференции в апреле 1922 г.192.
Западные государства пытались добиться смягчения санкций, особенно в период НЭПа. Это констатировали и представители НКИД СССР. Так, на 2-м всесоюзном совещании уполномоченных НКВТ СССР 7 января 1924 г. Г.В. Чичерин заявил, что в советской "мировой политике есть один чрезвычайно сложный вопрос. Это - различие наших отношений к Западу и наших отношений к Востоку : . Однако Запад смотрит, что мы делаем на Востоке. Мы не можем действовать на Востоке независимо от того, как мы действуем на Западе"193.
Центральным моментом в определении национально-государственного устройства Советских государств стало образование Союза Советских Социалистических Республик. Разработанный И.В. Сталиным проект предусматривал вхождение независимых республик в состав РСФСР на правах автономий. Аргументируя свой проект в письме к В.И. Ленину, он писал, что "если мы теперь же не постараемся приспособить форму взаимоотношений между центрами и окраинами к фактическим взаимоотношениям, в силу которых окраины во всем безусловно должны подчиняться центру, т.е. если мы теперь же не заменим формальную независимость формальной же автономией, то через год будет несравненно труднее отстоять единство республик"194. Этим фактически предлагался проект формальной федерации (или фактического унитарного устройства), который и был реализован в конце 1920-х гг. Однако в 1922 г. был принят проект союзной федерации, закрепленной Декларацией и Договором об образовании СССР от 30 декабря 1922 г., полностью вошедшим в 1924 г. в текст раздела 2 Конституции СССР.
Текст этой Конституции демонстрировал преемственность принципов Конституции РСФСР, принятой 10 мая 1918 г. Согласно первой советской Конституции, Советское государство "учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик" (ст. 2). Ведению центрального правительства подлежали вопросы общегосударственного значения, включая вопросы установления и изменения государственных границ, изменения границ субъектов РСФСР, приема в состав РСФСР иных членов и выхода из ее состава прежних, и ряд других вопросов (ст. 49)195. Первая Конституция СССР уточняла эти положения. Так, к исключительному ведению союзных органов было отнесено разрешение споров между союзными республиками (ст. 1, ш), было декларировано право выхода из состава СССР за каждой из республик (ст. 4), а в компетенции союзных органов оставались только вопросы приема в СССР (ст. 1, в). Вопросы изменения границ республик стали предметом совместного ведения республиканских и союзных органов, кроме того на изменение границ территории требовалось согласие всех республик (ст. 6). Суверенитет республик был ограничен лишь "по предметам, отнесенным к компетенции Союза :" (ст. 3)196, а В.И. Ленин даже настаивал на установлении очередности руководства в Союзном ЦИКе в зависимости от этнической принадлежности, чтобы "председательствовали по очереди русский, украинец, грузин и т.д."197.
Первоначально в состав СССР вошли четыре республики - РСФСР, УССР, БССР, ЗСФСР, причем две из них сами являлись федеративными объединениями. К концу 1940 г. в составе Советского Союза было уже шестнадцать союзных республик. Расширение числа субъектов СССР происходило двумя путями: за счет вступления новых членов, прежде бывших суверенными государствами (Латвия, Литва, Эстония), и за счет преобразования автономных республик в союзные (Армения, Азербайджан, Грузия, Туркмения, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Киргизия). Оба фактора обусловили появление Молдавской и Карело-Финской республик. К моменту ликвидации Советского Союза осталось пятнадцать союзных республик, поскольку Карело-Финская ССР была преобразована в Карельскую АССР в составе РСФСР.
Таким образом, преимущественно происходил процесс преобразования автономных в союзные республики, но был возможен и обратный путь, причем здесь важную роль играли внешнеполитические факторы, в том числе и фактор изменения государственной территории. Процесс формирования границ союзных республик в результате внутрисоюзного административно-территориального размежевания и изменения внешних границ протекал в течение всего периода существования Союзного государства. Причем его интенсивность с течением времени изменялась. Принципы определения административных границ заложили основу дальнейшего размежевания постсоветских государств, но определенное значение имело также изменение как концепции, так и самих государственных границ СССР и принципов его международных отношений.
Показательны следующие сюжеты.
Несмотря на стремление ряда советских лидеров отстаивать через Коминтерн "право на красную интервенцию"198, в начале 1920-х гг. курс на немедленную мировую пролетарскую революцию сменился доктриной (концепцией) "мирного сосуществования стран с различным политическим строем"199. 10 января 1936 г. Председатель СНК СССР на II сессии ЦИК седьмого созыва заявил, что ни одно из граничащих с Советским Союзом государств "не имело оснований испытывать какое-либо беспокойство с нашей стороны. Напротив, даже самые малые государства, в том числе и те, политика которых нередко вихляет под нажимом антисоветских сил более крупных империалистических держав, не имели и не имеют повода выражать беспокойство в отношении Советского Союза"200.
В течение 1920-1930-х гг. СССР стремился к всеобщему международному признанию, но при этом он не шел на территориальные уступки соседям в обмен на собственное признание. Наоборот, Советский Союз в отношениях с западными соседями проводил курс на возвращение территорий бывшей Российской империи и даже их расширение. Так, несмотря на заключенный Рижский мирный договор от 18 марта 1921 г.201, советская сторона уже в августе 1924 г. на англо-советской конференции ставила вопрос о возвращении Польшей Восточной Галиции202. В 1939 г. вопрос о передаче СССР территории Восточной Польши, Прибалтики и Финляндии стал условием советско-германских соглашений203. Отошедшие к Советскому Союзу территории стали неавтономными областями Украинской и Белорусской республик204. Советские власти, выселяя с этой территории поляков, заселяли их украинцами и белорусами205. Причем в конечном итоге СССР аргументировал аннексию не оккупацией и территориальным обменом с Польской Республикой, но в качестве компенсации Польша получила восточногерманские земли206.
Аналогичным образом складывались отношения и с другими западными соседями. 1 июля 1922 г. было заключено соглашение между Советской Россией и Финляндией о мероприятиях, обеспечивающих неприкосновенность границы, действовавшее до 1939 г.207. Однако уже в 1924 г. здесь произошел пограничный конфликт208. В 1933-1934 гг. в Ленинградской области проводилось переселение финского населения из районов, пограничных с Финляндией, в отдаленные от границы районы области209. Весной 1935 г. органы НКВД провели операцию "по очистке пограничной полосы Ленинградской области и Карелии от кулацкого и антисоветского элемента в порядке репрессии :"210. В Казахстан и Западную Сибирь в первую очередь выселялись все финны, кроме "бывших красных партизан, семей красноармейцев, переменников и иностранноподданных"211. Выселение производилось первоначально в 22-километровой погранполосе, а затем в 50-километровой погранполосе Карелии и 100-километровой полосе особых пограничных округов и районов212.
Согласно тайным договорам между СССР и Германией 1939 г., Финляндия находилась в зоне интересов Союза ССР213. В том же 1939 г. СССР предъявил Финляндии ультиматум с требованием обмена финских территорий близ Ленинграда на малонаселенные территории советской Карело-Финской республики214. Обосновывалось это необходимостью обеспечения безопасности промышленных центров СССР. После официального отказа удовлетворить требования, Финляндии была объявлена война, окончившаяся в марте 1940 г. и имевшая одним из результатов аннексию части территории Финляндии. По Московскому мирному договору 1940 г., в состав территории СССР были включены Карельский перешеек, западное и северное побережье Ладожского озера, территория восточнее Меркярви с Куолоярви, часть полуострова Рыбачьего215.
По приказу НКВД, после присоединения к СССР в эти районы были переселены финны, эстонцы, латыши, норвежцы, литовцы и шведы216. В период немецко-фашистской оккупации происходило насильственное переселение финнов-ингерманландцев в Финляндию, эстонцев - в Эстонию. После заключения советско-финского перемирия 1944 г. большая часть финнов-ингерманландцев вернулась в СССР, но была вселена вглубь страны. Только в 1956 г., в связи с отменой 38-й статьи Административного кодекса ингерманландцы получили право проживания в пограничных с Финляндией районах217. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну на стороне фашистского блока способствовало международному признанию территориальных изменений 1940 г.
Опираясь на договоры с Германией218, СССР потребовал передать себе часть территории Румынии, которая после удовлетворения его претензий была включена в состав Украинской ССР и образованной Молдавской ССР.
Территориальные трения возникали и между СССР и прибалтийскими государствами. В декабре 1925 г. нарком иностранных дел Г.В. Чичерин на пресс-конференции в Полпредстве СССР во Франции, отвечая на вопрос корреспондента: "Удовлетворительны ли ваши отношения с прибалтийскими странами?",- подчеркивал: "Мы желаем заключить с каждым из них самые прочные договоры для того, чтобы укрепить наши мирные и дружественные отношения, но мы стремимся избежать всего того, что означало бы создание федерации государств-лимитрофов"219.
Помимо стремления правительства СССР воспрепятствовать созданию на своих границах враждебного межгосударственного блока, оно выступало и против намерения части прибалтийских государств закрыть свои территориальные воды для транзита грузов из СССР и в СССР. В частности, остро стоял вопрос о судоходстве по Неману (так называемый Мемельский вопрос). МИД СССР неоднократно заявлял о том, что любые договоры по Мемельскому вопросу, заключенные без его участия, будут рассматриваться незаконными, и "СССР оставляет за собой право на свободу действий по Неману"220.
В 1940 г. в Латвию, Эстонию и Литву под предлогом предотвращения возможности создания балтийского союза были введены части РККА, и в том же году эти государства вошли в состав СССР на правах союзных республик221. При этом территория Литовской ССР превысила территорию буржуазной Литвы за счет включения в ее состав территорий, подконтрольных Германии. В качестве компенсации СССР обязался выплатить Германии 31,5 млн. германских марок222, т.е. фактически имело место приобретение территории. Кроме того, в состав Литовской ССР были включены прежде входившие в состав БССР районы с преимущественно литовским этническим населением.
По окончании Великой Отечественной войны, по решению Потсдамской конференции, к СССР отошли территории Восточной Пруссии - г. Кенигсберг (совр. г. Калининград) с прилегающими к нему районами223.
На наш взгляд, все эти факты свидетельствуют о стремлении правительства СССР к восстановлению территории бывшей Российской империи. Не признавая правопреемственности СССР от Российской империи, Советский Союз рассматривал географическую преемственность в качестве одного из значимых источников концепции формирования своих внешних границ.
Если в отношениях с западными соседями эта позиция не была открыто озвучена, то в отношении дальневосточных районов требования восстановления границ СССР в границах Российской империи были ясно обозначены. На Ялтинской (Крымской) конференции было принято соглашение, по которому предусматривалось восстановление "принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г.". СССР получил возможность установить свой суверенитет над южным Сахалином и прилегающими к нему островами, обеспечивал свои преимущественные интересы на КВЖД и ЮМЖД (при сохранении суверенитета Китая), а также в портах Дайрен и Порт-Артур. Кроме того СССР передавались Курильские острова, а МНР сохраняла независимость, фактически под опекой Советского Союза224.
К окончанию Второй мировой войны были в основном сформированы внешние границы СССР225, сохранявшиеся до момента его ликвидации в декабре 1991 г.226. Эти границы в целом совпадали с границами Российской империи начала 1914 г. за исключением части бывшего Царства Польского и Великого Княжества Финляндского, ставших независимыми, и вновь приобретенных территорий Восточной Пруссии и Галиции. На юге и востоке границы СССР вообще практически совпадали с границами России начала 1904 г. Таким образом, несмотря на неоднократный отказ от претензий на восстановление территориальной целостности России, в основе концепции формирования границ Советского Союза с 1920-х гг., а особенно с конца 1930-х гг., все большую роль играл фактор "давности владения", сменивший провозглашенный Декретом о мире принцип uti possidentis uta possidentis (чем владеете, тем и владейте)227. Причем при изменении территории (приращении) использовались такие принципы, как цессия, адъюдикация и оккупация228, аннексия229, а также обмен территориями и их покупка.
В первые годы после образования СССР в составе РСФСР был создан ряд новых автономных республик и областей. В октябре 1923 г. Хорезмская НСР, а в сентябре 1924 г. Бухарская НСР были преобразованы в социалистические республики. Кроме того в Центральной Азии в составе РСФСР находились Туркестанская и Казахская АССР. В октябре 1924 г. на базе прежних Туркестанской, Бухарской и Хорезмской республик были созданы союзные республики - Узбекская и Туркменская. Часть территории Туркестанской АССР была преобразована в Кара-Киргизскую автономную область в составе РСФСР, а в 1936 г. - в Киргизскую ССР. В составе Узбекской ССР в 1924 г. была образована Таджикская АССР, в 1929 г. преобразованная в союзную республику. В мае 1925 г. в составе Казахской (бывшей Киргизской) АССР была образована Каракалпакская автономная область. В 1932 г. Каракалпакия стала автономной республикой в составе РСФСР, а с 1936 г. автономной республикой в составе Узбекской ССР. В 1936 г. Казахская АССР была преобразована в Казахскую ССР.
Основным аргументом изменения статуса этих республик являлся фактор этнического прогресса и формирования на базе народов социалистических наций. В 1936 г. статус союзных был предоставлен также трем членам Закавказской Советской Федерации - Азербайджану, Грузии и Армении. Причем роспуск ЗСФР аргументировался также тем, что идея региональной ассоциации напоминала Закавказскую Федерацию 1918 г.230.
Изменение статуса, создание и ликвидация автономных округов, областей, автономных и союзных республик приводили к частым изменениям административно-территориальных границ, а также к переподчинению территорий и населения тому или иному субъекту СССР. Одновременно существенно менялись и границы новообразований. Например, первой столицей Казахской (Киргизской) АССР являлся г. Оренбург. В 1925 г. он стал административным центром области в составе РСФСР, хотя руководство Башкирской АССР предлагало сделать его столицей своей автономной республики (Оренбург - бывший центр Оренбургского генерал-губернаторства, в состав которого входили башкиры)231. Казахское руководство вышло с предложением сделать столицей своей республики г. Омск (бывший центр Степного генерал-губернаторства, в ведении которого были казахи Младшего и Среднего жузов232), но столицей стал г. Кзыл-Орда (бывший г. Перовск), а с 1929 г. - г. Алма-Ата (бывший Верный)233. В обоих случаях перенос столицы мотивировался этническим составом населения городов, в котором лица титульной этнической группы представляли относительное и абсолютное меньшинство. Интересно, что С.М. Киров предлагал на этом же основании передать г. Баку из состава Азербайджана в состав РСФСР234, а в послевоенный период предлагалось ликвидировать суверенитет Киргизской ССР и Казахской ССР, где доля титульной нации составляла менее половины населения, а в Казахстане, к тому же, значительно уступала по численности и русскому населению республики.
В советской Центральной Азии в 1920-1930-х гг. административные границы не были четко определены и менялись (особенно в пограничной полосе) достаточно часто. Причем их изменение было связано не столько с желанием местного населения235, сколько с экономическими, военными и иными общегосударственными задачами. Так, до середины 1930-х гг. не была оформлена граница между западносибирскими областями и Алтайским краем, с одной стороны, и Казахстаном, с другой. На карте 1932 г. граница между ними не была обозначена даже условно236. Это объяснялось, в частности, тем, что российские и казахстанские хозяйства были отнесены к разным эшелонам коллективизации. В зависимости от соотношения частников и колхозников администрация относила хозяйства и поселки то к российским областям, то к казахстанским, потому что в российских областях предполагалось завершить процесс сплошной коллективизации сельского хозяйства на 1,5-2 года раньше.
Не были четко определены границы хозяйств и принадлежность населения ряда населенных пунктов на границе между Казахстаном и Киргизией, Узбекистаном и Казахстаном, особенно в Присырдарьинской зоне, что уже после развала СССР вызвало ряд территориальных споров237.
Несовпадение границ этнического расселения и границ административных, различный характер демографической динамики и миграции населения привели к моменту развала СССР к возникновению споров о принадлежности ряда центрально-азиатских территорий. Активно требования расширения территории выдвигаются Республикой Узбекистан - в отношении Ленинабадской области Республики Таджикистан и отношении ряда районов Ошской области Кыргызской Республики238. Одним из основных аргументов узбекской стороны является вопрос о разделенной узбекской нации, наличие которого пытаются доказать местные ученые239. Существуют трения и между Туркменией и Узбекистаном по вопросу о принадлежности пограничных воднохозяйственных объектов и газовых месторождений240. В Горно-Бадахшанской автономной области Республики Таджикистан обсуждался вопрос о присоединении к Российской Федерации241. Существуют и вопросы о принадлежности ряда территорий и объектов в районе российско-казахстанской границы, являющейся, кстати, самой протяженной из вновь возникших сухопутных границ242.
Превращение административных границ в государственные ставит также вопрос о принадлежности теперь уже в значительной степени сухопутной территории бывшего Аральского моря, и тех водоемов, которые образовались на его месте. До настоящего времени не урегулирован полностью и вопрос о статусе Каспийского моря243.
Несколько иная ситуация складывалась в других регионах. Изменения административных границ ряда субъектов РСФСР и республик Закавказья связаны, прежде всего, с миграционными процессами, особенно с депортацией целых этносов в Среднюю Азию, Казахстан и Сибирь.
28 августа 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья"244. Депортация немцев и ликвидация Республики немцев Поволжья, входившей в состав РСФСР на правах автономной, объяснялась властями угрозой фронту, поскольку в Поволжье, якобы, находятся "десятки тысяч диверсантов и шпионов"245. В сентябре советских немцев стали депортировать из южных областей РСФСР и северокавказских республик246, а в октябре 1941 г. - из Закавказья247. Они были преимущественно расселены в западносибирских областях и Алтайском крае РСФСР и северных и центральных областях Казахской ССР. Общее число переселенцев превышало 1 млн. человек, поэтому их расселение можно признать относительно компактным. Возвращаться в Поволжье немцам запрещали вплоть до 1964 г.248.
Автономия Республики немцев Поволжья вообще не была восстановлена. Только в 1979 г. Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании немецкой автономной области в Казахстане (в это время здесь проживало более полумиллиона немцев). В область предполагалось включить ряд районов Целиноградской, Павлодарской, Карагандинской и Кокчетавской областей. Административным центром должен был стать г. Ерментау. В дальнейшем к этой области могли присоединить и ряд районов Омской области РСФСР с компактным проживанием этнических немцев.
Однако летом 1979 г. начались стихийные выступления казахской молодежи с требованием отмены решения о создании немецкой автономии в Казахстане. Партийное руководство Целиноградской области и ЦК КП Казахской ССР заявили демонстрантам, что проекта создания национально-территориальной автономии немцев вообще не существует. Тем самым по существу они также выступили против решения союзного партийного руководства. Это подтверждается и тем, что после демонстраций и митингов не последовало не только уголовных, но даже и административных санкций по отношению к демонстрантам249.
До начала 1990-х гг. никаких немецких административно-территориальных образований так и не было создано, что, в определенной мере, стимулировало отток немецкого населения в ФРГ. Так, только из Казахстана в 1992 г. на постоянное место жительства в Германию выехало 135 тыс. представителей немецкой национальности, а из всех выбывавших до середины 1990-х гг. из Республики Казахстан в дальнее зарубежье немцы составляли 78 %250. Лишь в 1991 г. на территории Алтайского края был создан Немецкий национальный район, в состав которого вошли часть Хабарского и Славгородского районов края с административным центром в с. Гальбштадт251. Этот район, хотя и находится в относительной территориальной близости к Республике Казахстан, выхода к государственной границе не имеет, будучи от нее отделен территорией Бурлинского и Славгородского районов края. Не имеет он и границы с другими субъектами Российской Федерации.
В годы Великой Отечественной войны были депортированы калмыки252. Их автономия и право возвратиться в Поволжье были возвращены лишь в 1956 г.253. В апреле 1944 г. силами наркоматов внутренних дел и государственной безопасности СССР были проведены "мероприятия по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов"254. По представлению НКВД, в мае того же года ГКО принял постановление о депортации из Крыма крымских татар в Узбекистан255, позднее эта мера была распространена на проживавших в Крыму болгар, греков и армян, причем последние обвинялись в сепаратизме и попытке создания "независимой Армении"256. В мае 1956 г. армяне, греки и болгары были восстановлены в правах и им было дано разрешение на поселение в Крыму, крымским татарам не было предоставлено права проживания на полуострове257.
Частично депортации подверглись также литовцы, латыши и эстонцы, территории их республик подверглись изменениям, но их автономии ликвидированы не были258.
В период 1942-1944 гг. та же судьба ждала ряд северокавказских этносов: чеченцев, ингушей и балкарцев259. При этом была ликвидирована Чечено-Ингушетия. Из четырнадцати ее районов одиннадцать вошли в состав образованной Грозненской области, а три района были переданы Дагестанской АССР260. Кабардино-Балкарская АССР была переименована в Кабардинскую АССР, а часть территории бывшей Кабардино-Балкарской АССР вошла в состав Грузинской ССР. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР (апрель 1944 г.), к Грузинской ССР отошли юго-западная часть Эльбрусского и Нагорного районов, включенных в состав Верхне-Сванетского района261.
С карачаевцев запрет на возвращение сняли в 1957 г., тогда же Черкесская АО была преобразована в Карачаево-Черкесскую автономную область в составе Ставропольского края, причем ее административные границы были изменены262.
Необходимостью улучшения условий охраны государственной границы СССР (в тексте документа - Грузинской ССР (!) - А.Б.) была объяснена депортация из пограничной полосы (Ахалцикского, Адигенского, Аспиндзского, Богдановского районов и Аджарской АССР) этнических турок-месхетинцев, курдов и хемшинов, не имевших своих автономных образований. Еще в 1937 г. такая же мера была применена к курдам, проживавшим в приграничной полосе Армянской ССР263. По ошибке за турок-месхетинцев были приняты и лазы, носившие тюркские фамилии264. Лазам было разрешено вернуться на родину в октябре 1945 г.265
В 1947 г. на территорию СССР из Ирана прорвался вооруженный отряд курдов численностью около пятисот человек во главе с М. Борзани, в 1949 г. и они были депортированы и дисперсно расселены в Средней Азии, "чтобы М. Борзани и его приближенные были лишены возможности поддерживать связь с расселенными курдами и оказывать на них влияние"266.
Азербайджано-иранская граница, проведенная по реке Аракс после заключения в 1828 г. Туркманчайского договора, разделила азербайджанский этнос на подданных России и Персии. Этот фактор стал одним из катализаторов национального движения. В 1940-х гг. после ввода советских войск в Иран у азербайджанцев появились надежды, что удастся объединить Азербайджан по примеру Украины и Белоруссии. Он же сыграл свою роль и в подъеме национального движения в 1980-1990-х гг., когда также выдвигались требования ликвидации границы и создания "единого Азербайджана"267.
Еще одной угрозой стабильности межгосударственных, а прежде - межреспубликанских административных, границ является компактное анклавное проживание нетитульных этносов, причем как в непосредственной близости от границы, так и в отдалении от нее. В том же Азербайджане с XIX в. проводилась политика расселения в Нагорном Карабахе армян. Последствия сказались в конце XX в. 20 февраля 1988 г. армянское большинство Областного Совета Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) провело резолюцию с требованием передачи НКАО Армянской ССР, что сразу было поддержано большинством армянского общества, став "национальной идеей" армян268.
Азербайджанские власти не смогли урегулировать назревавший конфликт мирными средствами - он вылился в сумгаитский и ряд других армянских погромов. В январе 1989 г. создается общесоюзный Комитет особого управления НКАО, а 15 января 1990 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об объявлении чрезвычайного положения в НКАО и некоторых других районах"269. Фактически НКАО была выведена из азербайджанского и передана в союзное подчинение, но уже вскоре республиканское руководство Азербайджанской ССР выступило против такого положения. Руководство Армянской ССР, со своей стороны, предприняло ряд мер, направленных на перепочинение НКАО ей.
Результатом этого стала война между сначала союзными, а затем и независимыми Арменией и Азербайджаном, кульминацией которой стало наступление армянской армии в 1993 г., в результате которого 20% территории бывшей Азербайджанской ССР оказались под контролем Армении. Армянская сторона нашла обоснование своих территориальных притязаний не только ссылкой на фактор разделенной нации, но и на историческое наследие: еще в 1919 г. на Парижской мирной конференции Армения требовала расширения своих границ, которые почти совпали с фактически сложившимися к осени 1993 г.270.
Непростая ситуация, во многом являвшаяся итогом непродуманной национальной и административно-территориальной политики, сложилась и в Грузии. Здесь проблемы связаны с Южной Осетией: вновь стоит вопрос о разделенной нации, тем более что на границе существует и субъект Российской Федерации - Северная Осетия. Сложная ситуация и с фактически самостоятельной Абхазией, которая также пользуется определенной поддержкой со стороны сопредельной России.
Грузия - одно из полиэтничных образований. В бытность союзной республикой она являлась федерацией. Депортация одних народов сопровождалась здесь заселением освободившейся территории иными этническими группами. Важно и то, что на территории Грузии до вхождения ее в состав России существовали различные государственные образования - Картли-Кахетия (присоединена к России в 1783-1801 гг.), Мингрелия (1803 г.), Имеретия и Гурия (1804 г.), черноморское побережье, включая Абхазию (1826-1827 гг.).
Административные границы Грузии изменялись как в составе Российской империи, так и в составе СССР. Начиная с 1930-х гг., в ее автономных республиках проводилась политика грузинизации, которая в 1980-х гг. вылилась даже в попытку "государственного регулирования рождаемости негрузинского населения". В это же время руководство Грузинской ССР проводило курс на "деарменизацию" и "деазербаджанизацию" пограничных территорий.
С приходом в 1990 г. к власти З. Гамсахурдиа ужесточилась позиция Тбилиси по отношению к абхазам, осетинам и другим этническим меньшинствам. В 1990 г. из республики выслали часть дагестанских аварцев, русских духоборов, было отказано в праве возвращения туркам-месхетинцам, началась война против населения Южной Осетии.
Новое грузинское руководство во главе с З. Гамсахурдиа провозгласило курс на модернизацию государства и общества и создание унитарного государства по европейскому образцу. Основой нового государства должны были стать представители грузинской нации. Этот внутриполитический курс привел к обратному результату: вместо консолидации населения начался развал Грузии по этно-территориальному признаку. Границей развала стали границы автономий. Показательно, что если население Грузии (без автономий) проголосовало на референдуме 1991 г. за выход из СССР, то население автономных республик Грузинской ССР - за его сохранение. В конечном итоге такая политика привела к объявлению государственной независимости трех субъектов Грузии, а попытка восстановить грузинский суверенитет военными средствами окончилась для Тбилиси неудачей271. В настоящее время на грузино-абхазской границе стоят российские миротворцы, а административная граница, по сути, превратилась в линию фронта.
Свои пограничные проблемы существуют и в западных республиках бывшего СССР. Одним из вопросов, связанным с историей депортаций и административно-территориальных реформ в СССР, является вопрос о статусе Крыма и, соответственно, его границы. После упразднения Крымской АССР в составе РСФСР в 1944 г. Крым остался в составе РСФСР на правах области. В 1954 г., по личной инициативе Н.С. Хрущева, бывшего прежде секретарем ЦК КП УССР, Крымская область была передана из состава РСФСР в состав Украинской ССР272. Мотивировалось это хозяйственной необходимостью, поскольку промышленность крымская была, якобы, теснее связана с украинской промышленностью и другими отраслями народного хозяйства, чем с российской экономикой. Попытка партийного руководства области высказать сомнение в целесообразности этих изменений привела к смещению первого секретаря Крымского обкома Д. Полянского273.
Все это создало предпосылки для возникновения территориального спора между современными Украиной и Российской Федерацией. Существуют еще и гипотетические варианты обособления Крыма или возникновения здесь Крымско-Татарской автономии в составе одного из государств. Долгое время дополнительным фактором, дестабилизировавшим отношения России и Украины, являлся вопрос о принадлежности Черноморского флота бывшего СССР274. Еще одним вопросом, возникшим в результате ликвидации СССР, была проблема статуса Азовского моря. Лишь в декабре 2001 г. она был решена, и теперь Азовское море является внутренним водоемом двух государств275. Однако теперь может возникнуть проблема раздела этого водоема.
Для Украины открытым остается также вопрос о государственной границе с Румынией. Бухарест официально предъявил претензии на часть Черновицкой области, рассматривая в качестве незаконного пакт Молотова-Риббентропа и ультиматум СССР 1940 г. о передаче ему части территории Румынии (см. выше). И, несмотря на то, что в июне 1997 г. Бухарест отказался от территориальных претензий276, этот вопрос нельзя считать полностью урегулированным.
Проблемы изменений внешних и внутренних границ, а также особенности этно-демографической ситуации, в огромной степени накладывают отпечаток на современную жизнь Республики Молдова. Здесь существуют реальные политические силы, которые выступают за воссоединение с Румынией и ликвидацию молдавско-румынской границы. Однако не меньшую угрозу представляет и сепаратизм. Начавшись с того, что гагаузам удалось добиться создания автономии в Молдове и превращения ее фактически из унитарного в федеративное государство277, свое дальнейшее развитие он получил в славянском сепаратизме Приднестровья, Статус последнего до настоящего не определен, но само население считает легитимным существование Приднестровской республики278 в качестве как независимого государства, так и автономной республики в составе Украины или России. Возможен и, видимо, наиболее приемлем вариант, при котором Приднестровская Республика получит широкую автономию в составе Молдовы в качестве субъекта федерации или конфедерации.
Статус границы имеет некоторое значение для развития российско-белорусских отношений, но здесь в основе неурегулированных вопросов лежит проблема определения статуса административных единиц в рамках Союза России и Белоруссии. В зависимости от того, рассматривать ли Союз в качестве федерации или конфедерации, существуют варианты превращения Белоруссии в субъект Российской Федерации и в шесть субъектов - по числу белорусских областей, либо же это будет Союз двух равных субъектов279.
У Белоруссии и Российской Федерации после развала СССР возникли трения с балтийскими республиками. Территория Латвии и Эстонии по сравнению с размерами 1940 г. была после войны несколько сокращена в пользу РСФСР (особенно Псковской области). В то же время территория Литовской ССР значительно расширилась по сравнению с территорией буржуазной Литвы второго-четвертого десятилетий XX в. Из состава БССР в ее состав был передан Вильнюсский край, а также Клайпедский (Мемельский) край, бывший под контролем Германии, и который, как отмечено выше, был выкуплен Советским Союзом. Однако документов, доказывающих, что СССР передал Клайпедский край под полную юрисдикцию Литовской ССР, нет. Это служит основой для возможных территориальных претензий к Литве со стороны России. Причем сделанные в одно время оценки экспертов о возможности и перспективах территориальных трений различны: если литовские специалисты отмечают, что пограничные вопросы используются в России "для внутренней аудитории и вряд ли могут иметь международные последствия"280, то российские эксперты отмечают, что "пограничная тема вновь может вернуться на уровень межгосударственных отношений между Литвой и Россией, приобретя даже более острый и скандальный характер"281.
Помимо Клайпедского края возможным спорным участком "новых границ" является вопрос о принадлежности Калининградской области. По этому поводу существуют следующие внешнеполитические проекты: создание здесь немецкой автономии в составе Российской Федерации; создание кондоминиума под управлением Германии, России, Польши, Литвы и Швеции; создание независимой русской балтийской республики; возвращение Калининградской области под юрисдикцию Германии; и, наконец, переход Калининградского анклава Российской Федерации под суверенитет Литовской Республики под названием Караляучюсского края. Причем последний вариант поддерживается на высшем уровне литовского руководства, вплоть до В. Ландсбергиса282.
В то же время по отношению к территории самой Литвы (Вильнюсский край, включая столицу современной Литвы) претензии могут быть предъявлены соседней Белоруссией. Одним из аргументов сторонников такого развития межгосударственных отношений (например, белорусского Народного фронта) является требование восстановления исторической справедливости и воссоздания Великого княжества Литовского283, но уже под суверенитетом Белоруссии (!). И, несмотря на подписание в 1994-1997 гг. ряда соглашений о пограничном режиме и о делимитации границы284, этот вопрос может использоваться как инструмент давления на Литву, особенно в связи с перспективой превращения Союза России и Белоруссии из юридического в фактический Союз.
Таким образом, принципы межреспубликанских взаимоотношений при решении пограничных вопросов несколько отличались от международных. Во-первых, не действовали принципы оккупации и аннексии. Во-вторых, большую роль, чем в межгосударственных взаимоотношениях играли субъективный фактор (например, позиция генерального секретаря ЦК КПСС) и фактор экономической целесообразности (реальной или мнимой). Третьим, важнейшим, отличием формирования внутренних границ являлось отсутствие пограничного режима, недемаркированность этих границ, а, зачастую, и их нечеткая делимитация.
Принципы формирования границ (как внутренних, так и внешних), действовавшие в Российской империи и СССР оказывают серьезное влияние и на современную ситуацию. Во всех пятнадцати признанных ООН постсоветских государствах существуют погранично-территориальные проблемы, вызванные историческим наследием нахождения в составе Российской империи и СССР. Во всех этих государствах взаимные территориальные претензии связаны с изменением прежних административных (внутренних) границ в тот или иной период, а в большинстве постсоветских государств - еще и с изменениями государственных (внешних) границ СССР.
Существуют проблемы с урегулированием статуса как сухопутных, так и водных границ. Для постсоветских государств угрозу территориальной целостности представляет сепаратизм, причем везде он носит характер этнического сепаратизма и находит свое оправдание в одном из принципов международного права - праве наций на самоопределение, который вступает в данном случае в противоречие с принципом суверенитета государства на собственной территории.
Следует отметить, что данный принцип, лежавший изначально в доктрине правительства РСФСР и СССР, превратился к 1930-м гг. в формальность. Однако с течением времени, особенно после Великой Отечественной войны, национальные элиты постепенно смогли сосредоточить в автономных образованиях значительные властные полномочия, обеспечив тем самым к моменту развала СССР (а во многом предопределив этот развал) свою политическую независимость. С определенного времени руководство СССР стало осознавать угрозу этно-территориального деления, вытекавшего из доминирования принципа прав нации на самоопределение. Это просматривается по материалам работ историков того времени, особенно периода 1940-1950-х гг., (см. переписку Б.Д. Грекова, Е.В. Тарле, А.М.Панкратовой и др.), но сменить приоритеты оказалось невозможно, а принцип пролетарского интернационализма, являвшийся, по мнению партийного руководства, альтернативой, на практике оказался лишь ширмой, под завесой которой протекали процессы сепаратизма. При этом вопрос о границах между республиками становился одним из индикаторов этого процесса.
Историческое наследие оказывает, и еще долгое время будет оказывать свое воздействие на самые разные процессы на постсоветском пространстве. Одним из проявлений этого будут пограничные вопросы, в рамках которых, при возникновении трений историческая аргументация является одним из основных источников притязаний. Дискуссии же современных сторонников европейской или иной формы интеграции, сторонников идей автономизма и сепаратизма, унитарного, федеративного или конфедеративного устройства и т.п. похожи на те, что велись в начале XX в., и аргументация приверженцев этих парадигм не претерпела сколько-нибудь существенных изменений.

--------------------------------------------------------------------------------

Примечания
136Подробнее см.: Чепелкин М., Дьякова Н. Исторический очерк формирования государственных границ Российской империи. Вторая половина XVII - начало XX вв. М., 1992 и др.
137О значении понятий "постсоветское пространство", "советское пространство" и "имперское пространство" см.: Фурман Д.Е. О будущем "постсоветского пространства". - Внешняя политика и безопасность современной России. Хрестоматия в двух томах / Сост. Т.А. Шаклеина. Т. 1. Кн. II. Исследования. М., 1999, с. 6-19.
138См.: Воскресенский А.Д. Дипломатическая история русско-китайского Санкт-Петербургского договора 1881 года. М., 1995. С. 239-245, 394-396; Моисеев В.А. Из истории Илийского кризиса (занятие русскими войсками Кульджинского края в 1871 г.). - Актуальные вопросы истории, историографии и международных отношений. Барнаул, 1996. С. 93-108; Боронин О.В. Двоеданничество и двоеподданство тюркских народов Южной и Юго-Западной Сибири XVII - 60-е гг. XIX в. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. к.и.н. Барнаул, 2000; Быков А.Ю. Присоединение к России казахских жузов и вопрос о земельной собственности и землевладении в Казахстане. - Востоковедные исследования на Алтае. Вып. II. Барнаул, 2000, с. 73-84 и др.
139См., например: Незабитовский В.А. Собрание сочинений. Киев, 1884 и др.BR> 140См., напр.: Клименко Б.М. Государственная территория. М., 1974; Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М., 1997; Хахалин К.В. Русско-китайское разграничение в Центральной Азии и трансформация международно-правовой характеристики "государственной территории". - Вестник исторической географии. ? 2. М. - Смоленск, 2001, с. 41-43 и др.
141Савощенко Н. Пограничная политика России: региональный ракурс. - Власть. 2001, ? 5, с. 48-52.
142Лагутенко Б. Россия нуждается в административно-территориальной реформе. - Федерализм. 2001, ? 1, с. 111-126.
143О подготовке программы кадетов по национальному вопросу см.: Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991, с. 205-206.
144Российские либералы: кадеты и октябристы / Сост. Д.Б. Павлов, В.В. Шелохаев. М., 1996, с. 51-58.
145Там же, с. 116.
146См.: Гаспринский И. Русское мусульманство. Мысли, заметки, наблюдения. Этнографическое обозрение, 1992, ? 5, 6; Седельников Т.И. Борьба за землю в киргизской степи (Киргизский земельный вопрос и колонизационная политика правительства). СПб., 1907; Кауфман А.А. Отчет старшего производителя работ Кауфмана А.А. о командировке в Тургайскую область для выяснения вопроса о возможности ее колонизации. СПб., 1897; Алаш-Орда. Сборник документов / Сост. Н.А. Мартыненко. Алма-Ата, 1991 и др.
147См., напр.: Чокай-оглы М. Туркестан под властью Советов. Алма-Ата, 1993; Букейханов А. Казахи. Формы национального движения. СПб., 1910 и др.
148Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 1. М., 1993, с. 40-57.
149Российские либералы : . Ук. соч. С. 59.
150Ленин В.И. Рабочий класс и национальный вопрос. - Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 23, с. 149-150.
151Ленин В.И. О национальной гордости великороссов. - Там же. Т. 26, с. 106-109 и др.
152Ленин В.И. Отсталая Европа и передовая Азия . - Там же. Т. 23, с. 166-167 и др.
153Ленин В.И. Война и российская социал-демократия . - Там же. Т. 26, с. 15-23.
154Ленин В.И. О лозунге Соединенных Штатов Европы . - Там же. Т. 26, с. 354-355.
155Ленин В.И. Проект программы российской социал-демократической рабочей партии. - Там же. Т. 6, с. 207.
156Ленин В.И. Социалистическая революция и право наций на самоопределение. - Там же. Т. 27, с. 252-263.
157Троцкий Л.Д. Программа мира. - Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М., 1990, с. 135-136.
158См.: Тарле Е.В. Политика: история территориальных захватов. XV - XX века: Сочинения. М., 2001, с. 622-625 и др.
159Вариантом такой концепции можно считать, например, социологические построения П.А. Сорокина, полагавшего, что не существует никаких национальных интересов - они лишь форма других социальных интересов. Тенденция же исторического развития такова, что, по его мнению, европейские страны в начале XX в. должны были интегрироваться. См.: Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1991.
160См., напр.: Сазонов С.Д. Воспоминания. М., 1991, с. 292-321.
161См.: Шелохаев В.В. Российские либералы в годы первой мировой войны. - Вопросы истории, 1993, ? 8, с. 27-39; Милюков П.Н. Территориальные приобретения России. - Что ждет Россия от войны. Пг., 1915, с. 50-62; Котляревский С.А. Основные задачи русской внешней политики. - Проблемы Великой России. 1916, ? 1.
162См.: Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918-2000 / Отв. ред. А.Д. Богатуров. Т. 1. События. 1918-1945. М., 2000, с. 35-36.
163Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991, с. 25 и далее.
164См.: Букейханов А. Ук. соч.; Григорьев В.К. Противостояние. Алма-Ата, 1989; Бейсембиев К.Б. Очерки истории общественно-политической и философской жизни Казахстана. Дореволюционный период. Алма-Ата, 1976.
165См., напр.: Программа партии "Алаш-Орда". - Сафаров Г. Колониальная революция: Опыт Туркестана; Бочагов А. Алаш-Орда. Алматы, 1996, с. 249-252 и др.
166Троцкий Л.Д. Ук. соч., с. 122; Образование Союза Советских Социалистических Республик. Сборник документов (далее - Образование СССР). М., 1972, док. ? 6, с. 27.
167Цит. по: Чокай-оглы М. Туркестан под властью Советов (к характеристике диктатуры пролетариата). Алма-Ата, 1993, с. 114.
168Касимов С.Ф. Образование национальной государственности башкирского народа (1917-1925 гг.). Автореф. дисс. на соиск. уч. степени докт. истор. наук. Екатеринбург, 1995, с. 3.
169См., напр.: Соколова М. Великодержавность против шовинизма: Временное правительство и Украинская Центральная Рада (февраль-октябрь 1917 года). - Исследование по истории Украины и Белоруссии. Вып. 1. М., 1995; Верстюк В. Центральная Рада и Временное правительство (к истории украинско-российских отношений в 1917 году). - Россия - Украина: история взаимоотношений. М., 1997; Соколова М. Центр и периферия: Россия и Украина в 1917 году. - Там же, и др.
170Декрет о мире. - В.И. Ленин о социалистической революции. Изд-е 2-е, доп. Т. 2 (1917-1923). М., 1987, с. 6-8.
171Образование СССР: . Док. ? 3, с. 22.
172Документы внешней политики СССР. Т. 2. М., 1958, с. 91.
173Чичерин Г.В. Два года внешней политики Советской России. - Чичерин Г.В. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1969, с. 99.
174Образование СССР: . Док. ? 6, 9, 17, 19, 20, 21, 25, 26, 27, 28.
175Документы внешней политики СССР: . Т. 2. , с. 91-95.
176Образование СССР: . Док. ? 17, с. 42.
177Цит. по: Чокай-оглы М. Ук. соч. С. 15.
178Касимов С.Ф. Ук. соч. С. 3, 26-28. При встрече с А. Валидовым (лидером Советской Башкирии) В.И. Ленин сказал: "Наше с вами соглашение - лишь клочок бумаги, который никого ни к чему не обязывает" (Там же. С. 28). Это напоминает утверждение германских политиков периода Первой мировой войны о том, что нейтралитет Бельгии - лишь фикция, "клочок бумаги", который не является препятствием ее оккупации.
179Башкирия фактически стала первой автономией, но формально еще в 1918 г. была провозглашена автономия Туркестана.
180История Казахстана с древнейших времен до наших дней (Очерк). Алматы, 1993, с. 298.
181Образование СССР: . Док. ? 64, с. 153-154.
182Журавлев В., Ильин А., Ненароков А. В.И. Ленин: "Вместе и наравне :". - Урок дает история / Под общ. ред. В.Г. Афанасьева, Г.Л. Смирнова; Сост. А.А. Ильин. М., 1989, с. 108-109.
183В послевоенной историографии уже доминировало мнение, что критерием различия наций и народностей являются количество населения, тип расселения, исторические и природные условия. См.: Агаев А.Г. К вопросу о теории народности. Закономерности социалистического развития народностей в СССР. Махачкала, 1965, с. 250-251; Батыров Ш.Б. Формирование социалистических наций в СССР. М., 1972, с. 170-171; Джунусов М.С. О диалектике развития национальных отношений в период строительства социализма и коммунизма. М., 1968, с. 8; Социалистические нации СССР / Под общ. ред. М.Д. Каммари, И.П. Цамеряна и В.К. Козлова. М., 1955, с. 63 и др.
184Клименко Б.М. Мирное решение территориальных споров. М., 1982, с. 6-10.
185Шаров В. Мала ли земля для малых народов? - СССР: демографический диагноз / Сост. В.И. Мукомель. М., 1990, с. 498-499.
186Документы внешней политики СССР. Т. 4. 19 марта 1921 г. - 31 декабря 1921 г. М., 1960, прил. 5, с. 717-718.
187Образование СССР: . Док. ? 59, с. 141-142.
188Там же. Док. ? 75, с. 178.
189Журавлев В., Ильин А., Ненароков А. Ук. соч. С. 111.
190Образование СССР. Док. ? 27, с. 76.
191Декреты Советской власти. Т. XII. Декабрь 1920 - январь 1921 г. М., 1986, док. ? 8, с. 12-13.
192ДВП СССР. Т. XIX. 1 января - 31 декабря 1936 г. М., 1974, док. ? 135, с. 268, прим. А.
193Документы внешней политики СССР. Т. 7. 1 января - 31 декабря 1924 г. М., 1963, прил. 2, с. 608.
194Цит. по: Журавлев В., Ильин А., Ненароков А. Ук. соч. С. 117.
195Образование СССР... . Док ? 17, с. 42-51.
196Там же. Док. ? 215, с. 459-460.
197Ленин В.И. Ответное письмо тов. Каменеву. - Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41, с. 214. Этот принцип в несколько модифицированном виде был реализован лишь в Уставе СНГ, статья 24 которого предусматривает, что в Совете глав государств и Совете глав правительств "председательствуют поочередно в порядке русского алфавита названий государств - членов Содружества".
198IV Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала: Избранные доклады, речи и резолюции. М. - Пг., 1923, с. 195-196 и др.
199Системная история : Т. 2. С. 156-158.
200ДВП СССР. Т. XIX. 1 января - 31 декабря 1936 г. М., 1974, прил. 1, с. 695.
201Системная история : Т. 1. Док. ? 35, с. 60-61.
202ДВП СССР. Т. VII. 1 января - 31 декабря 1924 г. М., 1963, с. 446.
203Системная история : Т. 1, док. ? 110-114, 132, с. 172-174, 192. Об итогах работы комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 г. см.: Доклад на Втором Съезде народных депутатов СССР. 23 декабря 1989 года. - Яковлев А.Н. Реализм - земля перестройки: Избранные выступления и статьи. М., 1990, с. 518-534.
204Исходя из принципа права наций на самоопределение, здесь могло возникнуть и автономное польское образование, но еще в 1936 г. (!) было подписано постановление СНК ? 776-120 о переселении поляков из пограничных районов главным образом в Казахстан. Переселение проводилось в несколько этапов вплоть до 1951 г. (См.: Иосиф Сталин - Лаврентию Берии: "Их надо депортировать :": Документы, факты, комментарии / Вступ. ст., сост., послесл. Н. Бугай. М., 1992, разд. I, док. ? 5-8, 12, 15-19, с. 4-5, 23-35.) Всего было депортировано около 10% населения западных областей Украинской и Белорусской ССР. (См.: Парсаданова В.С. Депортация населения из Западной Украины и Западной Белоруссии. - Новая и новейшая история. 1989, ? 2, с. 44.) Часть депортированных немцев и поляков были расселены в приграничной с Афганистаном полосе Таджикистана (Молотовабадский пограничный район). Секретарь ЦК КП(б) Таджикистана Протопопов даже вошел в ЦК ВКП(б) с предложением об отселении их вглубь республики, но по рекомендации НКВД спецпереселенцы были оставлены в приграничной полосе. (См.: Иосиф Сталин - Лаврентию Берии : . Разд. I, док. ? 9, с. 28-29.) Видимо, на юго-восточных рубежах СССР того времени, спецпереселенцы выступали в качестве буфера между советскими и несоветскими близкородственными ирано-язычными этносами.
205Иосиф Сталин - Лаврентию Берии : Разд. VII, док. ? 3, 4, с. 176-177.
206См.: Тегеран - Ялта - Потсдам. Сборник документов. Изд-е 4-е. Алматы, 1993, с. 188, 387-389; Системная история : Т. 2, с. 419-433 и др.
207ДВП СССР. Т. V. 1 января 1922 г. - 19 ноября 1922 г. М., 1961, док. ? 175, с. 424-434, с прил. делимитационной карты.
208ДВП СССР. Т. VII. 1 января - 31 декабря 1924 г. М., 1963, док. ? 179, с. 391-392.
209Смирнова Т. Многонациональная Ленинградская область (краткий исторический очерк). - Альтернативы. 2001, ? 1, с. 107.
210Иосиф Сталин - Лаврентию Берии : . Разд. I, док. ? 2, с. 20.
211Там же. С. 20.
212Там же. Разд. I, док. ? 2, 3, 10, с. 20-22, 29.
213Системная история : Т. 1. Док. 111, с. 172-173.
214См.: Меморандум правительства СССР правительству Финляндии. - Международная жизнь. 1989, ? 8, с. 62-63.
215См., напр.: Аптон Э. "Зимняя война". - От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны: Перевод / Сост. Е.Я. Трояновская. М., 1992, с. 122.
216Иосиф Сталин - Лаврентию Берии : . Разд. II, док. ? 4, 11, с. 38, 47-48.
217Смирнова Т. Ук. соч. С. 109.
218Вопросы истории. 1993, ? 1, с. 6-11.
219ДВП СССР. Т. VIII. 1 января - 31 декабря 1925. М., 1963, док. ? 16, с. 31-33; док. ? 412, с. 720-728. Речь идет о попытке создания балтийского союза с участием Швеции, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши.
220Там же. Док. ? 305, с. 350-351 и др.
221Системная история : Т. 1. Док. ? 115-116, 122, 125, 132.
222Там же. Док. ? 132, с. 192.
223Было отмечено, что ориентировочно граница СССР пройдет от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку - севернее Браунсберга - Гальдапа к стыку границ Литвы, Польской Республики и Восточной Пруссии. См.: Тегеран - Ялта - Потсдам : . С. 386.
224Тегеран - Ялта - Потсдам : . С. 195; Системная история : . Т. 1, док. ? 156, с. 225; Черчилль У. Вторая мировая война: Сокращ. пер. с англ. Кн. 3. Т. 5. М., 1991, с. 536-537 и др.
225В послевоенный период произошло несколько пограничных конфликтов с КНР, приведших к незначительным территориальным изменениям.
226 Внешняя политика и безопасность : . Т. 2. Док. 1.1-1.3, 2, с. 10-16.
227См.: Клименко Б.М. Мирное решение : . С. 137-174.
228См.: Клименко Б.М. Государственная территория (вопросы теории и практики международного права). М., 1974, с. 88-125.
229До настоящего времени не урегулирован вопрос о Южных Курилах с Японией. Известно, что в 1855 г. Россия уступила Японии группу островов на юге Курильской гряды, а в 1875 г. - остальные Курильские острова в обмен на право полностью владеть островом Сахалин, который до того был под совместной юрисдикцией. В результате войны 1904-1905 гг. Япония закрепила за собой право на половину этого острова, перечеркнув, таким образом, основную часть договора 1875 г. "Логика простая - победоносная война устраняет прежние территориальные соглашения. Но такая же логика была заложена и в Сан-Францискский мирный договор 1951 г., который лишал Японию прав на Курильские острова и остров Сахалин, вернув их России (СССР - А.Б.). Поэтому нет ничего экстраординарного в том, что Россия владеет Курильскими островами в результате их завоевания в 1945 г.". См.: Макеев Б. Курильская проблема: военный аспект. - Мировая экономика и международные отношения, 1993, ? 1, с. 54.
230Свентоховский Т. Становление национальной идентичности в Азербайджане. - Азербайджан и Россия: общества и государства / Отв. ред. и сост. Д.Е. Фурман. М., 2001, с. 35.
231Касимов С.Ф. Ук. соч. С. 19. Объяснялось это и тем, что союзное руководство не желало создавать непрерывного тюркского административного пространства.
232Таким образом, апелляции руководителей Казахстана и Башкирии строились на исторической основе.
233История Казахстана с древнейших времен до наших дней (Очерк) / Гл. ред. М.К. Козыбаев. Алматы, 1999. С. 300.
234Свентоховский Т. Ук. соч. С. 43.
235См.: Алтайская губерния - Казахстан. 1917 - 1925. История административно-территориального разграничения (сборник документов и материалов) / Сост. Разгон Н.И., Моисеев В.А. Барнаул, 2001.
236См.: История советского крестьянства. В 5-ти томах. Т. 2. Советское крестьянство в период социалистической реконструкции народного хозяйства. Конец 1927 - 1937 / Отв. ред. И.Е. Зеленин. М., 1986. Карта-приложение.
237См.: Имперский сборник ? 1. Республика Казахстан. Геополитические очерки. М., 1997, с. 67-80; Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М., 1997, с. 222-252 и др.
238См.: Малышева Д. Конфликты у южных рубежей России. - Pro et Contra. Т. 5, ? 3, Лето 2000, с. 12-13; Звягельская И. Таджикистан как зеркало "исламской революции". - Там же, с. 51-54 и др.
239На международном методологическом университете зимой 2000 г., проходившем в г. Звенигороде, представитель Узбекского МИДа Ф. Хамраев ставил вопрос о разделенной узбекско-казахстанской границей узбекской нации, хотя известно, что казахов в Республике Узбекистан проживает больше, чем узбеков в Республике Казахстан, а казахские власти не ставят вопроса о разделенной казахской нации. См. также: Грозин А.В., Хлюпин В.Н. Республика Казахстан. Геополитические очерки. М., 1998.
240Дударев К. Посткоммунистическая Туркмения. - Россия и мусульманский мир. Бюллетень реферативно-аналитической информации. 2000, ? 3, с. 91.
241Малышева Д. Ук. соч. С. 13.
242Голунов С.В. Постсоветские границы Центральной Азии в контексте безопасности сотрудничества. - Центральная Азия и Кавказ, 2001, ? 5, с. 169.
243См.: Логинов А.Н. Проблемы и перспективы нефтегазового комплекса Республики Казахстан. - Казахстан: реалии и перспективы независимого развития. М., 1995; Розыбакиев Р. Каспийская одиссея. - Деловая неделя (г. Алматы). 4.08.2000; Азербайджан и Туркмения должны договориться. - Россия и мусульманский мир. Бюллетень реферативно-аналитической информации. 2000, ? 91 и др.
244Иосиф Сталин - Лаврентию Берии : Разд. II, док. ? 3, с. 37-38.
245Там же. С. 37.
246Там же. Разд. II. Док. ? 21, 22, с. 55-58.
247Там же. Разд. II. Док. ? 28, с. 62-63.
248Там же. Разд. X. Док. ? 67, с. 282-283.
249История Казахстана : . С. 378-379.
250Асылбеков М.Х., Козина В.В. Демографические процессы современного Казахстана. Алматы, 1995, с. 47.
251Анашкин А.П., Мельников А.Н. Немцы на Алтае. - Энциклопедия Алтайского края: В двух томах. Т. II. Барнаул, 1996, с. 243-244.
252Иосиф Сталин - Лаврентию Берии : Разд. III, док. ? 1-15, с. 84-95.
253Там же. Разд. X, док. ? 54, 55, с. 268-271.
254Там же. Разд. V, док. ? 1-3, с. 129-132.
255Там же. Разд. V, док. ? 9, с. 134-137.
256Там же. Разд. V, док. ? 17, 18, с. 140-143.
257Там же. Разд. X, док. ? 52, 53, с. 267-268.
258Там же. Разд. VIII, док. ? 1-24, с. 189-209; Разд. X; док. ? 62, с. 277-278.
259Там же. Разд. IV, док. ? 1-48, с. 96-128.
260Там же. Разд. X, док. ? 4, с. 227.
261Там же. Разд. X, док. ? 13, с. 234-235.
262Там же. Разд. X, док. ? 61, с. 277-277.
263Там же. Разд. VI, док. ? 2, с.152.
264Там же. Разд. VI, док. ? 15-18, с. 162-165.
265Там же. Разд. VI, док. ? 18, с. 165.
266Там же. Разд. VI, док. ? 19, с. 169-171.
267Свентоховский Т. Ук. соч, с. 36-41.
268Фурман Д., Абасов А. Азербайджанская революция. - Азербайджан и Россия : . С. 125.
269Там же. С. 130-132.
270Смит М. Память об утратах и азербайджанское общество. - Азербайджан и Россия : . С. 103.
271См.: Камкия Б. Проблема легитимности власти в полиэтничном государстве. Опыт политологической интерпретации общественно-государственных отношений в Грузии и Абхазии в конце 80-х - начале 90-х годов. М., 1997. С. 16-53.
272Пулатов Т. Затянувшийся исход крымских татар. - СССР: демографический диагноз / Сост. В.И. Мукомель. М., 1990, с. 520.
273Валовой Д. Кремлевский тупик и Назарбаев. Очерки-размышления. М., 1993, с. 38.
274Внешняя политика и безопасность : Т. 2. Док. 34.1.-35.3, с. 361-383 и др.BR> 275Информационное сообщение ИТАР-ТАСС от 4 декабря 2001 г.
276Мошес А. Геополитические искания Киева. - Pro et Contra. 1998, т. 3, ? 2, с. 104-105.
277См.: Новые Конституции стран СНГ и Балтии. М., 1998.
2789 декабря 2001 г. в Приднестровье прошли выборы президента, которые не были признаны правительствами Молдовы и России. См.: Коммерсантъ. 11.12. 2001.
279Перепелица Г. Белорусско-российская военно-политическая интеграция и ее влияние на безопасность Украины. - Белоруссия на перепутье: в поисках международной идентичности / Под ред. Ш. Гарнета и Р. Легволда. М., 1998, с. 88, 96-100.
280Грицюс А. Влияние "белорусского фактора" на военную политику Литвы. - Белоруссия на перепутье : . С. 152-153. Альгирдас Грицюс - профессор Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета (Литва), президент Литовской ассоциации политических наук. В 1996 г. - член делегации ПАСЕ на президентских выборах в России.
281Михеев В. Потенциал вражды versus потенциал сотрудничества. - Pro et Contra, 1998, т. 3, ? 2, с. 58-59. Василий Михеев - главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, д.э.н. В 1993-1996 гг. - советник, руководитель внутриполитической группы посольства России в Литве.
282Там же. С. 62-64.
283Грицюс А. Ук. соч. С. 154.
284Там же. С. 154-155.
 
0




Rambler's Top100
Все фотографии и материалы получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях.
В случае неосознанного нарушения авторских прав они будут убраны после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде.
Информация и изображения представлены как познавательный материал.
Права на ретранслированные материалы принадлежат первоисточникам