Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
'ДЕЛО' ВАСИЛИЯ КОНОНОВА
 
Василий Кононов - один из тех, кого латвийские власти в последнее время признали виновными в предполагаемых преступлениях, совершенных во время так называемой советской 'оккупации'. В их числе офицеры КГБ, предположительно участвовавшие в депортации тысяч латышей. Но ни одно из дел не было столь противоречивым, каким является 'дело' партизана Кононова - особенно для России, где его считают героем и где СМИ постоянно противопоставляют его дело - делу Конрада Калейса.

:Теплым июньским вечером 1943 года из самолета 'Дуглас' американского производства, пролетавшего над советской территорией, в то время оккупированной нацистами, выпрыгнул 20-летний парашютист Василий Кононов.

Он родился и вырос в маленькой деревушке на востоке Латвии. 17-летним юношей в июле 1941 года ушел из дома вместе с отступающими частями Красной Армии.

После пятимесячной учебы на подрывника в городе Ижевске Кононов был заброшен в оккупированную немцами республику. В годы войны он лично подорвал 14 немецких эшелонов, был награжден орденом Ленина и множеством медалей.

После окончания войны продолжил службу в качестве офицера МВД. Его назначили начальником отдела внутренних дел Карсавской волости, где активно действовали 'лесные братья'. Потом бывший партизан дослужился до начальника уголовного розыска республики и главы транспортной милиции.

- У меня никогда не возникало никаких сомнений, - рассказывает он сейчас, - что я воевал за правое дело.

Кононов до последнего не верил в свой арест. Хотя его предупреждали.

- Куда мне бежать? Я - гражданин Латвии, здесь моя Родина, здесь живут мои дети, - говорил ветеран. - Я уверен, что меня не посадят. Есть же у следователей совесть в конце концов.

Он слишком хорошо думал о латвийской Фемиде. Его арестовали и содержали в мрачной тюрьме в Риге. За время отсидки Кононову только два раза разрешили встретиться с дочерью. 77-летнего старика не пустили даже на похороны сына, хотя кладбище буквально примыкает к зданию тюрьмы. В апреле 1999 года, не выдержав потрясения, умерли два его брата - Алексей и Михаил.

В начале 2000 года его обвинили в преступлениях против человечности.

В частности, он был признан виновным в том, что руководил партизанским рейдом в крошечную деревеньку Большие Баты, расположенную в 300 километрах к востоку от столицы, в ходе которого были убиты 9 мирных граждан, в том числе одна беременная женщина.

В приговоре говорится, что убитые были 'мирными жителями', которых гитлеровцы вооружили для самообороны. На суде сам Кононов рассказал, что за три месяца до майской акции возмездия, 28 февраля 1944 года, в деревню Малые Баты зашли 12 его товарищей. Они постучались в дом Модеста Крупниекса, который их накормил и положил спать в сарае. Убедившись, что партизаны уснули, он сообщил о них своему соседу Булсу, старшему группы полицейских-шуцманов в этом селе. Тот сразу же поехал за подмогой в соседнюю деревню, где был расположен немецкий гарнизон.

Утром подпольщиков окружили. Полицейские подожгли сарай. Все погибли. Медсестра Таня с ребенком и радист попытались вырваться, но их сразила пулеметная очередь.

Крупниекс получил от гитлеровской полиции награду - деньги, новую веялку, 10 килограмм сахара и строительный лес.

Полицейские-шуцманы были вооружены, но военную форму не носили. Они занимались охраной стратегических объектов, включая железную дорогу, участвовали в операциях против советских партизан, получали зарплату, а с 1944 года воевали против Красной армии. По распоряжению начальника полиции Лудзенского уезда в каждой деревне создавались опорные пункты самообороны из расчета на каждые 20 мужчин по четыре бойца.

11 июня 1943 года в Лудзенском уезде шуцманы арестовали 224 антифашиста. Позднее они задержали для высылки на каторжные работы в Германию еще 334 человека - членов семей антифашистов.

На суде Кононов заявил, что действовал в соответствие с приговором партизанского трибунала о наказании предателей из числа жителей села Малые Баты. Эти сведения хранятся в Центральном историческом архиве Советской армии, но их почему-то не запросили.

Адвокат Кононова утверждает, что его подзащитный вообще не является субъектом данного состава преступления, так как его действия в 1944 году не были уголовно наказуемы. В соответствие с Всеобщей декларацией прав человека 'никто не может быть осужден за преступление на основании деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву'.

В своем последнем слове Кононов сказал:

- Во время войны любой, кто брал в руки оружие, был твоим врагом. Если ты его не уничтожишь - он убьет тебя.

21-го января 2000 года Рижский окружной суд приговорил партизана Васлия Кононова к шести годам тюрьмы:Латвия между жерновами истории


Совсем недавно Василий Кононов был признанным советским героем войны, награжденным за доблесть в боях с нацистской Германией. Теперь он сидит в латвийской тюрьме в качестве военного преступника, осужденного за зверское убийство девяти гражданских лиц, включая беременную женщину. Преступления были совершены 56 лет назад.

Случай Кононова наглядно иллюстрирует попытки Латвии разобраться в трагическом, полном взаимной ненависти прошлом. Колесо истории прошлось по балтийской стране за XX век туда и обратно три раза, и за этим стояли самые воинственные и репрессивные режимы столетия - гитлеровская Германия и сталинский Советский Союз.

Обретя независимость от СССР в 1991 году, Латвия - крошечная страна на Балтийском море размером с Массачусетс, Вермонт и Нью-Гемпшир вместе взятые - пыталась преобразоваться в стабильное демократическое государство западного типа. Однако, прежде чем строить благополучное будущее, говорят должностные лица государства, нужно разобраться с тяжелым наследием прошлого. Что означает - подвергнуть судебному преследованию тех, кто участвовал в сменяющихся волнах насилия и санкционированных свыше убийствах.

Однако разобраться с историей оккупаций оказалось весьма непросто.

В прошлом на этой территории была другая страна, где все происходило по-другому. Многие события - массовые депортации и казни при Советах, убийство десятков тысяч латвийских евреев при нацистах - были ужасны.

В 1995 г. Латвия начала преследовать бывших чиновников за "преступления против человечности". До настоящего времени осуждены трое, последний из них - Кононов. Еще пять дел находятся в процессе разбирательства.

Однако вместо того, чтобы мостить дорогу к примирению, процессы открыли едва затянувшиеся раны. Многие представители многочисленного русского меньшинства Латвии - которое составляет 40 процентов населения - утверждают, что преследования мотивированы не стремлением к правде, а жаждой мести после десятилетий советских притеснений.

Случай Кононова - вне сомнения, самый спорный и противоречивый.

В январе рижский суд приговорил его к шести годам тюремного заключения за военные преступления, совершенные более чем полвека назад, во время Второй мировой войны. Уроженец Латвии, этнический русский, Кононов - сейчас ему 77 лет - возглавлял промосковскую военизированную группу под названием "Красные партизаны", которая вела подрывную деятельность против фашистов в немецком тылу после того, как Германия оккупировала Латвию в 1941 году.

В мае 1944 года бойцы Кононова провели рейд в латвийской деревне Мазие Бати. Там, по утверждениям обвинения, они убили девять гражданских лиц по подозрению в пособничестве немцам. Среди убитых было три женщины, одна из которых - на последнем месяце беременности.

Во время процесса озлобленные русские демонстранты с плакатами "Руки прочь от Кононова!" устраивали пикеты перед зданием суда. Некоторые кричали "Долой фашизм!" и "Смерть судьям!"

Верховный суд Латвии в настоящий момент рассматривает апелляцию Кононова.

"Никакого добра из этого не выйдет. После войны он был героем. А теперь что? Враг народа?" - недоумевает Надежда Разумская, русская женщина, торгующая цветами возле здания суда.

Павел Чирковский, ветеран Второй мировой войны, говорит, что латыши "делают все, чтобы очернить тех, кто боролся против фашизма, против Гитлера".

"Теперь они называют нас военными преступниками", - сказал он.

В России Кононова по-прежнему считают героем. После войны Советский Союз наградил его Орденом Ленина, одной из высших государственных наград. Москва обвинила латышей в использовании судебных процессов для "реабилитации фашизма" и организации "охоты на ведьм", направленной против русских.

Случай Кононова напрямую связан с двумя противоположными взглядами на Вторую мировую войну. Для русских - это "Великая Отечественная война", в ходе которой советские силы героически разбили нацистских агрессоров. Но для латышей Вторая мировая стала национальной трагедией.

"У Латвии было два врага, и они зажали ее в тиски", - говорит Вальтерс Ноллендорфс, член исторической комиссии, организованной латвийским парламентом.

В августе 1940, после того как Сталин и Гитлер подписали секретный договор о разделении сфер влияния в Европе, советские войска оккупировали Латвию - равно как и ее балтийских соседей, Эстонию и Литву. За этим последовали массовые аресты, казни; тысячи людей были депортированы в сибирский ГУЛАГ. Латыши называют этот период "годом террора".

Когда Германия разорвала договор о ненападении, заключенный с Москвой, и сама вторглась в Латвию в июле 1941 года, многие латыши поначалу приветствовали немцев как освободителей. Тысячи людей сотрудничали с нацистами, множество было принуждено вступить в "добровольные" отряды СС.

Большинство латышей, говорят современные латышские историки, просто пытались выжить в борьбе двух лютых режимов. Во время немецкой оккупации в стране были убиты около 70 тысяч евреев.

Русские вернулись в июле 1944 года. За этим последовала новая волна репрессий, и еще 43 тысячи латышей отправились в Сибирь.

Каждый год в вихре жестоких споров ветераны так называемого "Латышского легиона", сражавшегося против Советской армии в составе гитлеровской СС, проходят маршем по центру Риги. Еврейские организации осуждают демонстрацию как обеление нацизма, но ветераны говорят, что они просто отмечают свое противостояние коммунизму.

Кремль, равно как и некоторые западные правительства и еврейские организации, отмечал, что Латвия охотно готова судить бывших советских чиновников, но проявляет куда меньше энтузиазма, когда речь заходит о преследовании сторонников нацизма.

Среди последних - два латыша, Конрадс Калейс и Карлис Озолс, которых подозревают в участии в массовых убийствах евреев во время нацистской оккупации (1941 - 44). Оба служили в знаменитом пронацистском полку "Арайс Коммандо", который, по оценкам, уничтожил около 30 тысяч латвийских евреев. Оба после войны бежали из Латвии и сейчас живут в Австралии.

Переживший Холокост Маргерс Вестерманис, ныне директор Еврейского музея Риги, называет позицию властей "циничной и лицемерной". Он отмечает, что Калейс и Озолс десятки лет жили в демократических странах Запада, и тамошние правительства ничего не сделали для привлечения их к ответственности. Калейс, например, до эмиграции в Австралию жил в США, Канаде и Великобритании.

Прокуратура утверждает, что расследование против обоих ведется, но Латвия нуждается в помощи правительств других стран, чтобы собрать досье, достаточное для выдачи преступников на родину.

В начале нынешнего года Россия не удовлетворила просьбу Латвии выдать ей архивы КГБ, содержащие информацию о Калейсе.

Местные официальные лица отмахиваются от обвинений в том, что русских как-то специально притесняют. Из восьми бывших чиновников, обвиняемых в должностных преступлениях советских времен, четверо - латыши.

"Мы будем преследовать любого, виновного в преступлениях против человечности, независимо от их идеологии, политических взглядов, национальности и гражданства", - заявли Андрейс Пильдеговикс, советник латвийского президента.

Он отметил, что после Второй мировой войны советские власти осудили примерно 30 тысяч граждан Латвии за пособничество нацистам. После обретения независимости латвийские суды поддержали около 2000 обвинений.

"Трудно найти в Латвии нацистов, которые не подвергались судебному преследованию", - говорит Нильс Муизниекс, директор Центра прав человека и этнических исследований.

Другие отмечают, что, несмотря на обвинения в антисоветской предвзятости, те, кто участвовал в советском терроре, в основном остаются безнаказанными.

"Немцы извинились перед миром за фашизм, но никто не ответил за красный террор", - говорит Улдис Берзиньш, 37-летний латыш, которого мы встретили в центре Риги - он гулял со своей маленькой дочерью.

У большинства латышей кто-то в семье был изгнан в Сибирь или казнен при советах. Гунтра Мишель, руководитель рижского музея, посвященного истории советской и нацистской оккупации, потерял в сталинской мясорубке дядю, тетю и деда.

"Это погубленные, погубленные, погубленные жизни. И это было недавно, - говорит он. - Речь не о наказании. Надо просто понять, что произошло".

 
0




Rambler's Top100
Все фотографии и материалы получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях.
В случае неосознанного нарушения авторских прав они будут убраны после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде.
Информация и изображения представлены как познавательный материал.
Права на ретранслированные материалы принадлежат первоисточникам